Высота Ататюрка: военный дар турецкой нации » E-news.su Срочные и актуальные новости Новороссии, России, Украины, Мира, политика, аналитика
ЧАТ

Высота Ататюрка: военный дар турецкой нации

18:50 / 16.05.2019
802
0
У каждого военачальника, претендующего на место в истории, наступает момент, когда он должен сосредоточить всё своё умение, всё мужество и решительность — и в единственно верный момент нанести удар. Во время Первой мировой войны, в августе 1915 года, такой момент наступил для Мустафы Кемаля.


Тупик среди гор

Как и в большинстве сражений Первой мировой, лихой десант на Галлиполийском полуострове быстро деградировал до состояния окопной войны. О быстром захвате турецких фортов, которые закрывали вместе с минными полями проход через Дарданеллы, а также о последующем махании с берега в сторону флота, плывущего громить Константинополь, пришлось забыть.

На плацдарме вокруг мыса Геллес, на самом кончике полуострова, англо-французские войска отчаянно пытались прорваться через турецкие позиции, а турки оборонялись с фанатичной решимостью.
Атаки сменялись контратаками, и продвижение на считаные сотни метров давалось только ценой огромных потерь.

У австрало-новозеландского корпуса (АНЗАК) дела шли не сильно веселее. С первых суток после высадки они так и застряли на крошечном простреливаемом пятачке, с которого не могли выбраться. Но и у турок дела шли не слишком хорошо. Несмотря на кажущуюся слабость австралийских позиций, сбросить врага в море им никак не удавалось.

При каждой атаке австралийцы отбивались всем арсеналом — от винтовок до 12-дюймовых орудий главного калибра броненосцев. Девятнадцатого мая 1915 года турки потеряли десять тысяч человек убитыми и ранеными за один день, не добившись никакого результата.


Атака турецких войск 19 мая

Но рано или поздно кто-то должен был попробовать склонить чашу весов на свою сторону.

У нас есть план

Убедившись в бесперспективности ударов на Геллесе, командование вновь обратило взоры на участок АНЗАК. Одной из особенностей было то, что непрерывная линия окопов тянулась только примерно на две трети фронта. Левый фланг проходил по настолько пересечённой местности, что обе стороны держали там лишь отдельные опорные пункты. Но главное, начинавшиеся на левом фланге у самого моря ущелья уходили вглубь — прямо к господствующему на местности хребту Сари Баир.

Этим решили воспользоваться для прорыва. Кроме того, планировалась ещё одна высадка в заливе Сувла с удобными песчаными пляжами, а также множество вспомогательных и отвлекающих ударов.

Английское командование во главе с генералом Гамильтоном прекрасно понимало, что это если не последняя попытка наступления, то как минимум определяющая. Кампания, которая дважды (сначала флотом, а потом армией) задумывалась в качестве блицкрига, затянулась уже совсем неприлично, поглотив в разы больше сил, чем ожидалось.


Генерал Гамильтон обходит свои войска

Первыми 6 августа 1915 года начали английские и французские войска на мысе Геллес. Но их отвлекающие атаки турки отбили очень легко — с большими потерями для наступающих. Более того, никого отвлечь не получилось.

Вечером того же дня командующий турецкой пятой армией немецкий генерал Отто Лиман фон Сандерс начал переброску турецких частей из «Южной группы» в центр полуострова. Кроме того, он приказал начать перемещение войск с азиатского берега и со стороны Фракии. Османские и немецкие командиры были уверены, что главные проблемы их ждут где-то в районе плацдарма АНЗАК.

В тот же день, 6 августа, во второй половине дня нанесли удар и австралийцы. Силами одной бригады они атаковали высоту «Лоун Пайн» с последующими мыслями об ударе всей дивизией и о полном очищении от турок залитого кровью «плато 400» и соседних высот. Это была как самостоятельная операция, так и ещё один способ отвлечь и связать османские резервы.

Поначалу австралийцам сопутствовал успех: в турецких окопах закипели безжалостные ближние бои. Турки начали яростные контратаки, и забитые мёртвыми траншеи периодически переходили из рук в руки.

Командующий «Северной группой» генерал Эсат выделил для контратак на «Лоун Пайн» одну дивизию и стал перебрасывать дополнительные части из своих резервов.
Фигуры на шахматной доске сражения приходили в движение всё более активно.

Мустафу Кемаля, который до сих пор командовал 19-й пехотной дивизией, всё это пока не касалось. Его дивизия находилась на левом фланге австралийцев, спиной к хребту Сари Баир, и отправила на «Лоун Пайн» лишь один батальон.

Правый фланг Кемаля был прикрыт батальоном чужого 14-го полка, разбросанного по опорным пунктам среди скал.

Для австралийцев настало время ходить ферзём.

Хребет

Ночью 6 августа трём бригадам (австралийской, новозеландской и индийской) предстояло смести турецкие аванпосты на левом фланге и в темноте пройти по ущельям, чтобы на рассвете захватить высоты вдоль хребта Сари Баир и «шпоры» (гряды) Абдул Рахман. Кроме того, после захвата высоты Чунук Баир новозеландцам надо было повернуть направо и очистить высоты к югу, соединившись с атакующими с главного плацдарма частями.


По этим ущельям им пришлось пробираться в темноте

Началось всё за здравие. Турецкие аванпосты на входе в ущелья удалось прихлопнуть одним быстрым ударом. Британские эсминцы приучили турок к обстрелам с моря в одно и то же время — около 9 вечера. Но в этот раз, когда турки привычно укрылись от обстрела, огонь оборвался чуть раньше, и тут же позиции затопили враги.

Дальше начались проблемы. Бригады плутали среди тёмных скал, где местами марши можно было совершать лишь в колонну по одному. Солдаты были измотаны, а командиры растеряны. 4-я австралийская бригада, которой предстояло пройти больше всего, в итоге не дошла до цели полтора километра и к рассвету всё ещё плутала среди гор. Индийская бригада была в километре от цели, но хотя бы твёрдо понимала, где она.

Меньше всех следовало пройти новозеландцам, но у них были свои проблемы. Один из батальонов настолько потерялся во тьме, что его отчаявшийся командир приказал всем возвращаться в сторону моря. Командир новозеландской бригады генерал Джонстон и до этого не блистал особыми талантами — более того, он часто самоустранялся от командования бригадой по причине болезни.
Многие прямо говорили, что основная болезнь генерала Джонстона — выпивка.

На рассвете Джонстон, имевший строгий приказ прорываться и захватить гору Чунук Баир любой ценой, просто растерялся. Его батальоны не дошли до цели, а один вообще пропал неизвестно где. В итоге атака так и не состоялась до второй половины дня, пока бригада и её командир приходили в себя.

Существует распространённое заблуждение, что утром 7-го августа вся гряда Сари Баир практически освободилась бы от османских войск, если бы командиры сделали над собой и своими подчинёнными ещё одно усилие. В реальности прорыв быстро обнаружили, и к рассвету на хребте были уже два оставшихся батальона 14-го полка. Плюс к этому, Мустафа Кемаль начал разворачивать правый 72-й пехотный полк на север, навстречу новозеландцам.

Кроме того, к хребту уже подходила 9-я пехотная дивизия под командованием немецкого полковника Кеннигисера. Её выдернули из резервной зоны в связи с боями на «Лоун Пайн», но по стечению обстоятельств утром 7 августа она оказалась как раз там, где надо было больше всего.

Когда все три бригады Британской империи наконец попробовали атаковать, их встретил свинцовый ливень.

Кадровые перестановки

Для Мустафы Кемаля 7 и 8 августа выдались сложными днями. Фронт его дивизии принимал всё более причудливые очертания, находясь под ударами с двух сторон (самоубийственная атака австралийских кавалеристов пришлась как раз на него). Англичане высадились в бухте Сувла и постепенно расползались по берегу. На хребте Сари Баир гремело сражение.


В захваченных турецких окопах на «Лоун Пайн»

Восьмого августа новозеландцам удалось взять Чунук Баир, где развернулась эпическая битва.

Обе стороны бросали в бой любые части, оказывающиеся под рукой. Всю гору и особенно её верхушку без разбора и перерыва перепахивала своя и чужая артиллерия.

Современные австралийские кинематографисты показывают те события прямо битвой троянских героев:


Турки научились от немцев сколачивать боеспособные «боевые группы» из всего, что имелось под рукой. Но даже их командная система трещала по швам из-за потерь и возраставшей неразберихи. Отбивший утренние атаки 7 августа немец Кеннигисер получил тем же утром тяжёлое ранение, а сменивший его начальник штаба дивизии был ранен буквально через час.

Образовавшейся сборной солянкой поручили руководить командиру 4-й дивизии подполковнику Джемилю, но и он прокомандовал меньше суток. Утром 8 августа ему сообщили, что теперь главный — командир XVI корпуса полковник Фейзи. Фейзи не продержался и дня. Когда вечером Лиман фон Сандерс узнал, что его корпус застрял на дорогах и не может подойти вовремя, то снял его с должности.

В семь вечера 8 августа в штабе 19-й дивизии раздался телефонный звонок лично от фон Сандерса. Он сообщил Мустафе Кемалю, что решил создать дополнительное командование для всех войск на хребте Сари Баир и бухте Сувла, и этой новой группировкой будет командовать Кемаль.

Кемаль вскочил на лошадь и умчался в ночи в свой новый штаб.

Чунук Баир

Назначение Кемаля на должность было очевидным шагом. Он был широко известен как успешный, агрессивный и организованный командир, хорошо знакомый с местностью и ситуацией. Ещё в июне 1915 года Кемаль прожужжал все уши генералу Эсату, предупреждая, что рано или поздно англичане попробуют обход через ущелья…

Девятого августа всё его внимание поглотила ситуация вокруг Сувлы, где подошедшие дивизии XVI корпуса смогли остановить продвижение высадившихся англичан. На Сари Баир ситуация оставалась для турок тяжёлой. На помощь австралийцам и новозеландцам перебросили английскую 13-ю дивизия. Одному батальону гуркхов удалось занять высоту Q, соседнюю с удерживаемым Чунук Баиром, однако по ошибке их расстреляли собственной артиллерией и вскоре отбросили турецкой контратакой.


Мустафа Кемаль

Вечером Мустафа Кемаль лично обошёл позиции на хребте и отдал приказ об атаке на следующий день. Благодаря предусмотрительности Лимана фон Сандерса и Эсата у него не было недостатка в свежих войсках. Для атаки на Чунук Баир у него была свежая 8-я пехотная дивизия.

Англо-австралийские командиры в очередной раз развели путаницу и неразбериху. В районе Чунук Баира находились батальоны из четырёх разных бригад трёх дивизий, причём в основном это были плохо подготовленные бойцы 13-й британской дивизии.

В приказе Кемаль указал, что атака ни в коем случае не должна останавливаться после захвата Чунук Баира — противника нужно отбросить и с окрестных плато. Особое внимание уделялось скрытой переброске войск на стартовые позиции: больше всего турки боялись, что вражеская артиллерия накроет скученных солдат.

Утром 10 августа Мустафа Кемаль первым поднялся из окопов и взмахом хлыста начал атаку. Шрапнельная пуля попала ему в грудь, но всего лишь разбила карманные часы.

Турецкая атака была всесокрушающа. Два удерживающих Чунук Баир английских батальона полностью разбили; затем, перемахнув через небольшую долину, атакующие разгромили ещё четыре батальона британцев. Среди убитых были английский бригадный генерал Болдвин и служивший офицером связи гениальный британский физик Генри Мозли.


Карта сражений на хребте Сари Баир

Турок удалось остановить лишь новозеландским пулемётчикам, расположившимся на тыловых позициях. Правда, одновременно с турками они расстреляли множество собственных бегущих солдат.

Английские войска удалось отбросить от хребта Сари Баир более чем на километр. Решительное австралийское наступление столь же решительно провалилось.

Памятник

Мустафа Кемаль поставил жирную точку в планах Антанты. В следующие две недели англичане и австралийцы провели только несколько атак местного значения, закончившихся лишь крупными потерями, а затем застыли до самой эвакуации.

Некоторые историки обиженно говорят, что Кемаль на хребте Сари Баир попросту задавил массой, не проявив себя тонким стратегом. Но уметь в нужный момент собрать эту массу, организовать, а потом с её помощью задавить противника — тоже талант, которым, кстати, обладают далеко не все.

Сегодня гора Чунук Баир — популярное место у патриотических турецких туристов. На огромном памятнике Мустафе Кемалю написано: «На этом месте Ататюрк был дарован нашей нации».


Статуя Мустафы Кемаля

Наверное, так оно и есть.

Кирилл Копылов

Новостной сайт E-News.su | E-News.pro. Используя материалы, размещайте обратную ссылку.


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Не забудь поделиться ссылкой


http://xa-xa.su
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.